депутат Гордумы, директор Центра русской культуры
Скорее всего, она родилась таким человеком-вулканом: энергия бьет через край. Она все делает с азартом — поет, организует мероприятия, участвует во встречах с гражданами, выступает на заседаниях городской Думы. У нее всегда есть свое мнение и смелость доказать его. Она может увлечь. Может разговорить. А может и очень удивить.
В вашем понимании депутат больше политик или лоббист?

Прежде всего, лоббист. Лоббирует интересы жителей территории, на которой работает. И я считаю это правильным. Объясню почему.

В 2006 году я предложила администрации Тюмени принять решение о признании общежитий жилыми домами. Это было совершенно необходимо, чтобы люди, которые раньше получали свои комнаты и малосемейки в общежитиях от заводов, предприятий, государственных структур, не остались на улице. Ведь как раньше могли заселить специалиста? Без всякого ордера, «по согласованию». И он, специалист, годами там жил, обрастал семьей. Единственное, что у него было за душой — прописка. В 2005 году администрация города начала заключать договоры социального найма с проживающими в общежитиях. При проверке оказалось, что у многих нет ордеров, поэтому появились иски в суд о выселении всех проживающих без ордеров. А это, примерно, половина жителей.

В общем, была целая история о том, как через судебные решения закрепляли права людей на площадь в общежитиях, а в августе 2006 года 100 домам, в том числе пяти на Лесобазе, присвоили статус жилых домов. Трудно поверить, но почти все граждане, проживающие в общежитиях без ордеров, но имеющие в трудовой книжке запись о работе на предприятии, в чьём ведомстве было общежитие, в муниципальных или государственных учреждениях, в период заселения в общежитие, узаконили свое проживание. В дальнейшем люди смогли приватизировать свои квартиры, продав их, или взяв кредит под залог квартиры, улучшить свои жилищные условия. Мы сделали (пролоббировали!), вместе с активом органов ТОС, великое дело.

В вашей биографии причудливо переплелись специальности педагога, психолога, инженера-строителя. Как случился такой оксюморон?

В Ханты-Мансийске я проучилась три курса в педучилище, но занятия пришлось прервать из-за болезни. После операции попала в санаторий в Заводоуковске. А тут как раз канун 7 ноября — праздник же! Начала готовиться к нему, развернула танцевальный кружок и еще разную бурную деятельность. Главврач, видя такую активистку-комсомолку, предложил остаться у них не на три месяца, как было положено мне, а на год — мол, учиться будешь в вечерней школе, работать в нашем клубе, окрепнешь физически после болезни. Согласилась. Родители, кстати, были довольны таким поворотом — помимо меня в семье было еще шесть детей, двое было младше меня, которых надо было кормить-поить.

В педучилище я больше не вернулась. Поступила на дневное отделение в Тюменский индустриальный институт на инженера. Логика в этом была: по складу ума я математик, как и мои сестры, братья и папа. На вступительных экзаменах доказала теорему о высотах треугольника своим способом и получила «отлично». Мне кажется, что нынешнее ЕГЭ я бы ни за что не сдала, так как такой способ не отмечен в учебнике. Мне надо рассуждать, а в таком варианте экзаменов этому нет места.

Ваша семья издавна жила на севере?

Маму в 1930 году выслали из Боково (Абатский район), обвинив, что у них в семье есть батрачка. А это была сирота, которую приютили и считали своей. Шли они пешком вместе с другими раскулаченными семьями. Лишь в одной повозке везли младенцев. Свою младшую сестру мама и бабушка похоронили по дороге в ссылку. В тот же год из Сажино (Ишимский район) сослали папину семью. Папин отец, мой дедушка, виноват оказался в том, что имел пять лошадей. А он был казак, как же ему без лошадок-то? Но смертельно его вину усугубила насмешливая частушка про коммунистов. Кто-то донёс, и дедушку посадили в тюрьму, где он вскоре умер.

Второго дедушку, папу мамы моей, тоже раскулачили и сослали на север на год раньше мамы — у него в деревне магазинчик свой был.

В ссылке, в Луговом, папа с мамой встретились и, переехав в Нялино, поженились. Мы осознали, что происходим из семей «врагов народа», только когда стали взрослыми. И так, знаете, странно, что все шло параллельно, не пересекаясь: с одной стороны, мы же были активными пионерами-комсомольцами, а потом и коммунистами. С другой стороны — такие трагические события в наших семьях — раскулачивание, ссылки, Родители боялись, конечно, хоть словечко об этом сказать, берегли нас. Спустя много лет наши семьи реабилитировали.

Что привело вас в Казахстан?

Мы с мужем познакомились в Заводоуковске, уехали к его родным в Целиноград — это нынешняя Астана. Училась на вечернем отделении в институте и работала техником, инженером, старшим инженером в областном управлении сельского хозяйства. Нынче это называется Агропромом. Преподавала сопромат и строительную механику в инженерно-строительном институте. Через некоторое время перешла в орготдел райкома партии, а потом — в профсоюз.

Профсоюз чем привлек?

В городе построили прядильно-ниточную фабрику и меня туда порекомендовали председателем профсоюзного комитета. Пришлось изучить все законы. Эта работа научила меня бороться за интересы работников. Тогда профсоюзы были реальной силой, способной повлиять на многое.

Однажды приезжаю с пленума из Алма-Аты, а меня встречают встревоженные работники: «Альбина Михайловна, у нас с фабрики хлопок в Китай отправляют. Уже один вагон ушел!». Как так в Китай? Нам сырье самим нужно, покупаем его в Узбекистане, а мы его в Китай, чтобы они там налаживали свое производство и нам продавали готовые ткани. Так дело не пойдет!

Мы опротестовали решение Министерства и резолюцией профкома не дали вывезти с фабрики больше ни одного вагона хлопка. Директора, конечно, наказали, но он все равно был доволен, что процесс остановили, а фабрику оставили в покое.

Сейчас она работает?

Какое там! Ее продали кому-то, а потом и вовсе снесли. Теперь на этом месте Новая Астана.

Что привело в Тюмень, если там, в Казахстане, вы были успешны и уважаемы?

Да, хорошая квартира в центре, приличная зарплата. Была депутатом городского совета, причём избралась на первых альтернативных выборах. Ассоциация «Милосердие», где я была исполнительным директором, помогала за счёт благотворительных средств туберкулёзным, онкобольным и психохроникам, которых не обслуживал собес. Но семейные обстоятельства сложились таким образом, что по моей просьбе к нам привезли пожить больную маму. Папы уже не было, мама жила у моих сестер в Кунгуре. И вот она у меня. Три месяца побыла с нами и умерла... Учитывая события августа 1991 года, родные все в один голос — вези в Тюмень, кто в твой Казахстан поедет на могилу потом! Да и, наверно, бог распорядился, чтобы мама умерла у меня, чтобы похоронить её в Тюмени, да и меня вернуть на свою малую Родину.

Декабрь 1991 года мне не забыть никогда... Метель страшенная. Нашли водителя на машине, которую называют «буханкой» или «таблеткой» (старая модель Скорой помощи), согласившегося отправиться в такую непогоду в Тюмень. Тяжело было добираться. Гаишники нет-нет — тормознут, не возьмем ли попутчиков. Увидят гроб — машут, езжайте тихонько! А в Тюмени лютый мороз — минус 42 градуса. Похоронили.

Почти через год переехали с мужем и младшей дочерью-пятиклассницей, в Тюмень, в родную Тюменскую область, где могилы папы и мамы, да и к своим поближе. И я дала себе слово никуда больше не лезть, не активничать, жить спокойно. В идеале — работать учителем труда в школе. С продажи нашей большой квартиры в Целинограде с трудом и приключениями купили двушку на Лесобазе. Муж пошел работать в компрессорную на ДСП-250, устроился по совместительству дворником, где я начала свою работу. Денег катастрофически не хватало. Я приноровилась покупать в Тюмени обычные стеариновые свечки и продавать их подороже у себя на Лесобазе — в то время наш район постоянно сидел без света и свечки шли на ура. Наторгую около магазина сколько-нибудь, тут же куплю хлеба и молока и домой!

А как же школа, мечта о тихом труде с детьми?

Когда у нас в микрорайоне сдали школу, то пошла в нее работать заместителем директора по воспитательной работе и учителем обслуживающего труда. Благо, умела неплохо шить, да и учёба в педучилище пригодилась. Организовала 13 кружков на бесплатной основе, два года с удовольствием работала так, а в 1995 году стала директором вспомогательной школы № 71, которая у нас больше походила на семейный дом — ребятишки домой не хотели идти. В 1999 году соблазнили меня на директорство новой средней школы, строящейся на Мысу. Так я стала директором школы № 91 «на сваях». Здесь мне в который раз помогли инженерные познания. Но стройку заморозили — денег в те годы не было — и я вернулась в свою вспомогательную.

Отчего свернули с педагогического пути?

В 1996 году нас, руководителей муниципальных учреждений, собрало руководство Ленинского района и предложило создать общественную организацию, которая объединит все учреждения Лесобазы, и усилить работу по профилактике правонарушений. На тот момент наш район был самым криминальным. Уже в июне был создан координационный совет п. Тура, куда вошли руководители муниципальных учреждений, представители милиции, ДСК-500 и ДСП-250, меня избрали председателем, и работа началась... Тогда я дала себе слово сделать Лесобазу лучшим районом Тюмени. Благо, что появились и помощники не только среди жителей Лесобазы.

Как-то раз ко мне пришел руководитель штаба Сергея Сметанюка — помоги, дескать, достойному человеку избраться депутатом Гордумы, поагитируй за него, тебя все на Лесобазе знают. Ладно, надо — так надо. Тем более именно Сергей Иванович первый из чиновников помог в проведении Масленицы для жителей Лесобазы. Нашла агитаторов, сама пошла в народ. Избрался Сергей Иванович и сразу даже стал секретарем Гордумы на постоянной основе.

Через несколько лет он предложил пойти к нему помощником депутата. В принципе, с этого момента я свернула с педагогического пути, но педагогические навыки помогают мне до сих пор.

Тесное взаимодействие координационного совета, а с 1998 года — совета ТОС микрорайона Тура, с органами власти всех уровней, дало ощутимые результаты. Жилой район «Тура», а в народе Лесобаза, которой в текущем году исполнилось 90 лет, стал одним из безопасных и привлекательных районов города Тюмени.

В декабре 2003 года я сама стала депутатом Гордумы, опередив на выборах другого кандидата на 27 голосов. Сначала на постоянной основе, позднее — на не освобожденной.

Почему так?

Дом культуры «Тура» на Лесобазе — мое родное детище. В июне 2010 года я его создала и стала директором. Столько сил, энергии, себя в него вложено, что не могу оставаться в стороне от его деятельности. Мне надо находиться в гуще событий. Тем более, что с 1 февраля 2016 года наш ДК стал Центром русской культуры. У нас такой фольклор изумительный! Ни у кого нет подобного, уверена.

Как удается успевать и в Центре и в Гордуме?

У меня девиз есть: пока работаю — живу, пока живу — работаю.

Одной из задач на нашем портале мы ставили развенчивание мифов, что у нас по улицам бродят медведи. И тут появляется депутат Селезнева в ростовом костюме белого мишки... Зачем? Для эпатажа?

Сдача пускового комплекса Восточного обхода (мой избирательный округ) совпала с 15-летием партии «Единая Россия», символом которой, как известно, является белый медведь. Мне казалось, совершенно очевидна связь — символ партии плюс достаточно знаковое для жителей, событие. Нарядиться в какой-либо костюм для меня вообще не проблема. Ничего эпатажного. Даже удивилась произведённому эффекту. Засветилась чуть ли не на весь мир! Мне и детям моим звонили не только из разных городов России, но и из Германии и Казахстана. Причем, выражали полное одобрение такому креативу, говорили, как же здорово! А так вот и Ургант пошутил. Всем весело. Чем плохо?

И такой еще момент: без этого нюанса разве узнала бы Россия о нашем очередном, пусть и не самом глобальном, но все же достижении — открытии этого участка дороги? Нет, конечно.

Как отнесся губернатор к вашему появлению в таком образе?

Губернатор даже не удивился. У него все в порядке с чувством юмора. Мы совершенно нормально вели диалог. Но каплю позитива в ситуацию я все-таки добавила своим мишкой.

Вы в очередной раз доказали известную теорему своим способом...

Текст: Людмила Караваева. Фото автора.

Интересное в рубрике:
В 2015 году исполняется 50 лет знаменитому клубу «Дзержинец», раз и навсегда поселившемуся в водон...
Прошли времена, когда общественная работа была уделом людей добрых, но чудаковатых, активных, но слегка «не о...
Он не открыл месторождений, но побывал практически на всех нефтепромыслах Югры. Отдав более полувека любимому ...
Англичане говорят: у занятых людей всегда найдётся время. Юрий Шафраник за один день в Тюмени прочел две лекции в&n...
В 17 лет играла замужнюю даму, в 30 лет — старуху, а в 40 — молодую девушку. Р...
Сергей Корепанов — известный и авторитетный политик. Учился, жил и работал в Риге, Киеве, Салехарде, Москве,...
В 12 лет он выиграл юношеское первенство России по шахматам, а в 22 года стал первым международ...
В детстве Наталья Илимбаева читала книги с фонариком под одеялом. И родители не запрещали ей это партизан...